RusBonds
16.08.2021
«МигКредит», Олег Гришин: В 2022 году мы планируем разместить облигации еще на 500-700 млн руб. и привлекать за счет бондов до 40-45% от объема фондирования
Компания «МигКредит» демонстрирует рост более чем на 50% год к году, успешно разместила в этом году облигации на 800 млн руб. и планирует в 2022 году привлечь на долговом рынке еще 500-700 млн руб. В перспективе «МигКредит» рассчитывает привлекать за счет бондов до 40-45% от всего объема фондирования. О динамике рынка МФО, специфике предложения и использования кредитных продуктов, стратегии развития компании и перспективах рынка МФО в интервью RusBonds рассказал генеральный директор МФК «МигКредит» Олег Гришин.

Каковы на сегодняшний день объем и динамика рынка МФО?

Сегодня уже с уверенностью можно сказать, что рынок МФО вышел из коронакризиса без существенных потерь и вновь демонстрирует рост. По данным ЦБ, в первом квартале 2021 года 52% от общего числа МФО (сейчас в реестре 1298 компаний) показали положительную динамику, которая выразилась в росте кредитного портфеля.

За первые три месяца общий портфель микрозаймов прибавил 8% и составил 268 млрд руб., что немного опережает динамику за аналогичные периоды 2018–2020 годов. Одной из причин такого роста является реализация отложенного спроса на фоне восстановления экономической активности. При этом доля просроченной задолженности в портфеле в I квартале снизилась на 0,2 п.п. и составила 28,7%. Так что в целом по рынку цифры не внушают опасения.

Можно добавить, что на микрофинансовом рынке сохраняется умеренная концентрация: топ-50 компаний составляют 70% портфеля займов. Крупные игроки становятся драйвером, у них хватает мощности и возможностей поддерживать рост рынка как с точки зрения ликвидности, так и с точки зрения инфраструктуры. Это важно, потому что масштабировать бизнес без достойной технологической составляющей невозможно, поскольку это связано и с поддержкой клиентов, и со многими другими вопросами.

Пандемия показала плюсы микрозаймов


Как изменился рынок за время пандемии в 2020-2021 годах? Отмечаете ли вы рост спроса?

На мой взгляд, под влиянием пандемии микрофинансовый рынок качественно изменился. И теперь уже понятно, что изменился в лучшую сторону. Если раньше основным движителем для рынка выступал регулятор, который постоянно ужесточал правила игры и создавал внешнее давление, то пандемия – это совсем другая история. Это старт забега на длинную дистанцию. Если регуляторные требования можно «переварить» в среднесрочной перспективе, то пандемия вызвала системную трансформацию, связанную, прежде всего, с желанием и готовностью компаний делать инвестиции в технологичность, изменение процессов как организационных, так и продуктовых.

Это серьезный вызов, который могут не выдержать даже крупные компании, которые просто за счет объема бизнеса смогли нарастить свою долю на рынке. Но без клиентской, технологической и продуктовой диверсификации они могут в перспективе сойти с дистанции.

Если говорить о клиентском спросе, то в сегменте МФО он вырос. Это объясняется несколькими факторами. Во-первых, банки в условиях кризиса и неопределенности ужесточают свои риск-политики. Вторым драйвером спроса стало желание потреблять сервис, который предоставляет кредитное плечо здесь и сейчас, без походов в офис и заполнения длинной анкеты.

Третий драйвер – это сама микрофинансовая отрасль, которая уже доказывает subprime-сегменту, что способна решать определенные задачи, которые, как правило, связаны с удобством и скоростью сервиса. Потребность людей в небольших деньгах, причем срочно, существует и будет существовать всегда. Эта потребность все больше распространяется на другие сегменты underвanking, то есть на людей, которым никто не одобряет кредиты. В то же время наш финансовый сервис дает возможность клиентам категории ААА воспользоваться услугами микрофинансовых компаний, которые могут их привлечь высококлассным сервисом и технологичностью.

Какие займы и процентные ставки вы предлагаете? На какие предложения делаете ставку?

«МигКредит» может похвастаться очень широким набором финансовых продуктов. В нашей палитре есть все: от «займов до зарплаты» до среднесрочных потребительских кредитов на 100 тыс. руб. Это же касается разброса по процентной ставке: она будет зависеть от типа продукта и качества клиента. Например, под залог ПТС мы можем сразу выдать до 600 тыс. рублей. Есть займы для МСБ, поставщиков маркетплейсов, на исполнение госконтрактов и тд.

Если говорить о перспективах, то в фокусе нашего внимания несколько сегментов. Во-первых, сервисный. У нас есть проект с мобильным оператором, в рамках которого внутри мобильного приложения встроен сервис, который позволяет клиенту в пару кликов получить деньги на карту.

Во-вторых, нам интересны крупные чеки, сопоставимые с банковскими потребкредитами, где мы можем предложить более удобные сроки и графики погашения. Например, два раза в месяц маленькими платежами. По сути, это основной наш продукт, который сродни банковскому кредиту, но более лояльный к потребителю.

В орбиту нашего интереса входят высокотехнологичные продукты для МСБ, на которых специализируется наша дочерняя компания «Папа Финанс».

Что бы вы посоветовали клиентам: как грамотно пользоваться кредитными инструментами?

Я бы предложил простую формулу: 10% своей зарплаты положи в накопления, от 10% до 30% – направляй на погашение кредитных обязательств. Все остальное – трать на собственные нужды.

В рамках этой формулы нужно выстроить свои кредитные обязательства. Если кредиторов несколько, то можно рефинансироваться, консолидировать долг в одном месте и удлинить график платежей. Но в любом случае – не надо накапливать просрочку. Напротив, надо четко донести до кредитора свою проблему и не скрываться от него. Никому из кредиторов не интересно загонять заемщика в долговую яму, всегда можно найти взаимоприемлемый вариант реструктуризации долга.

Произошел ли за последнее время рост спроса на займы для бизнеса?

Мы ясно видим рост спроса на займы со стороны бизнеса, особенно малого и микро. Эта динамика обусловлена тем, что открылись ниши, которые до недавнего момента были вне игры. Например, мы открыли для себя определенную нишу, которую до этого не занимали ни банки, ни МФО – кредитование поставщиков маркетплейсов. Здесь нет классической дебиторской задолженности как таковой, потому что это поставка на склад и продажа товара со склада. У маркетплейса не возникает обязательства погасить задолженность, потому что они не выкупили товар, а просто предоставляют склад и свой маркетинговый ресурс для продажи.

Поэтому места факторингу тут нет. Но на основе BigData и статистики продаж можно увеличить возможности поставщику пополнить свою ликвидность – вот здесь мы как раз предлагаем свои услуги.

Как сейчас обстоит ситуация с мошенничеством на микрофинансовом рынке? Как потребителю выбрать честную компанию?

Мошенничество – это атрибут любого финансового бизнеса в любой стране. МФО здесь, конечно, не исключение. Тем более что мы наращиваем дистанционные выдачи. Но у нас в арсенале имеется достаточно инструментов, чтобы свести случаи мошенничества к минимуму. Для решения этой задачи постоянно совершенствуются скоринговые модели и способы идентификации клиентов.

Для МФО, как и для любых компаний в сфере финансов, самым сложным случаем является кража цифровой личности, когда мошенники завладевают большим набором персональной информации и могут выдавать себя за других граждан.

Вопрос о выборе честной компании я бы разложил на несколько составляющих. Во-первых, честная – это значит легальная. В поисковике «Яндекса» все МФО, входящие в реестр ЦБ, помечены специальным значком Центрального банка. Это первое и самое очевидное правило.

Стоит обратить внимание на репутацию компании и срок ее работы на рынке. Здесь помогут сориентироваться публичные рэнкинги игроков рынка и рейтинги, которые компания получает от независимых экспертов в аккредитованных ЦБ рейтинговых агентствах.

Но честность подразумевает еще и отношение к клиенту. Мы честно делаем свою работу, у нас нет мелкого шрифта, скрытых комиссий и навязанных услуг.

Цифровая трансформация: из офлайна в онлайн


Как вы оцениваете перспективы рынка МФО в этом году и в ближайшие годы?

Основным трендом, на мой взгляд, станет консолидация рынка. Многие компании не выдержат последствий пандемии и прекратят работу, во всяком случае, в легальном поле. Я думаю, что это затронет, прежде всего, небольшие МФО, которые работали в офлайне. Будет сложно выжить компаниям, у которых недостаточно ликвидности и нет капитала для формирования резервов под возможные потери, связанные с ростом неплатежей. Также покинут рынок нетехнологичные компании, которые работают на одном продукте.

Но это даже к лучшему, потому что рынок очистится, будет более структурировано предложение услуг, а у клиентов останется достаточно большой выбор, но при этом более качественный.

Сейчас рынок, на мой взгляд, перенасыщен маленькими игроками. Банки закрывают все потребности экономики силами 400 игроков, на микрофинансовом рынке, который меньше на два порядка, их почти 1300. От сокращения рынка потребитель только выиграет, потому что не будет отвлекаться на какие-то некачественные сервисы и продукты.

Вторая перспектива будет связана с желанием и готовностью банков иметь в своей продуктовой линейке такой тип лицензии, как МФО. Мы стоим на пороге того, что смешаются понятия банка и МФО в аспекте удовлетворения клиентских потребностей. МФО решает не меньший круг задач, чем банки, особенно в сегменте потребительских кредитов. И особенно в части кредитования МСБ. Здесь вообще финтех-компании с таким типом лицензии (МФО) стоят на голову выше банковской индустрии.

Если говорить о клиентском сервисе, то благодаря пандемии и ее последствиям рынок микрозаймов находится на пороге создания новой технологической среды – фиджител. Это новый для МФО элемент экосистемы, который позволяет объединить физическое с виртуальным. Я рассматриваю фиджител, как способ создания полноценной коммуникации, которая одновременно работает как в реальном, так и цифровом мире. Основная идея фиджитела состоит в том, чтобы использовать сильные стороны этих двух реальностей: привнести привычные «человеческие» процессы и живой опыт в диджитал-среду.

Сейчас пионерами фиджитела являются банки, но они сосредоточены в большей степени на организации бизнес-процессов внутри своих офисов. Например, создают среду, когда сотрудник не привязан к конкретному рабочему месту. А клиент, попадая в офис, автоматически проходит идентификацию, подключается к онлайн сервисам и может провести нужную операцию.

МФО, в силу своей мобильности, могут пойти дальше в создании симбиоза человека и технологии. «МигКредит» уже продемонстрировал впечатляющие результаты по трансформации офлайн-бизнеса в онлайн. На фоне сокращения количества офисов дистанционные выдачи достигли 99% без потери качества. Не разрушая ценности нашей команды продаж, мы в разы повысили объем выдач, успешно переместили ассистируемый нашими сотрудниками процесс взаимодействия с клиентами и выдачи займов в режим онлайн.

Какова стратегия развития вашей компании на ближайшие годы?

Наша долгосрочная стратегия нацелена на рост бизнеса компании в разы. Мы хотим расти и при этом показывать темпы роста выше рынка. Практика показала, что мы в состоянии это сделать: если рынок растет сейчас на 20%, то мы – более чем на 50%.

Наша стратегия предполагает выход в новые клиентские сегменты, например, ИП и самозанятых, а также нерезидентов. Нам интересен сектор целевых покупок, происходящих в офлайне и онлайне, а это означает выход на партнерство с крупными ритейлерами из разных отраслей бизнеса.

И конечно, наша стратегия предусматривает еще большую диверсификацию источников фондирования с акцентом на публичный рынок заимствований.

Каким вы видите своего клиента?

Наши клиенты – вполне финансово грамотные люди. У нас уже есть примеры, когда заемщики сами пересчитывали платежи и выстраивали графики по досрочному погашению, уточняя наши формулы.

Поэтому наши клиенты идут в МФО не от безысходности, это не маргиналы. Они сознательно делают свой выбор, руководствуясь возможностями и удобством сервиса, который мы можем им предоставить. Например, чтобы получить деньги, клиенту достаточно отправить пару СМС, воспользоваться телеграмм-каналом или соцсетями. Банки этого делать не умеют.

Расскажите о структуре собственности вашей компании.

Ключевым контролирующим бенефициаром через MigCredit Holdings Limited (Республика Кипр) и несколько промежуточных уровней владения выступает траст в пользу детей российского бизнесмена Александра Мамута.

Диверсификация фондирования как страховка от «черных лебедей»


В этом году вы успешно разместили облигации на 800 млн руб., что стало самым высоким показателем для сектора МФО. Чем объясняется размер эмиссии и на что пошли привлеченные средства?

Величина займа связана с ростом нашего бизнеса. Когда мы делали дебютный выпуск в 2019 году, мы росли на 15% год к году, однако сейчас — более чем на 50%. 800 млн руб. – цифра внушительная, но с другой стороны, мы только за май-июнь выдали порядка 2 млрд руб. займов.

Время для размещения эмиссии было выбрано не случайно. Мы заранее закладывали в бюджет такую возможность именно в июле, исходя из потребностей бизнеса. Если бы компания вышла на фондовый рынок раньше, то мы могли бы столкнуться с неэффективным использованием заемных средств, когда полученные от инвесторов деньги под 12,25% пришлось бы временно размещать под 4-5% годовых.

Откладывать размещение на осень для нас также было бы неэффективно, потому что в этом случае пришлось бы сокращать объем бизнеса, подстраиваясь под текущую ликвидность.

Поэтому все полученные от размещения бондов средства «МигКредит» направит на развитие основного бизнеса, то есть на рост выдачи займов. На сегодняшний день мы предполагаем, что сможем утилизировать, то есть направить на выдачу займов весь объем в 800 млн руб. за 4-5 месяцев.

Планируете ли вы снова привлекать средства на долговом рынке?

В вопросе фондирования мы действительно будем делать ставку на диверсификацию с большим уклоном в сторону корпоративных облигаций.

Нашей группе компаний (включая «Папу Финанс») хватит ликвидности до конца года. Сейчас мы как раз строим бюджетную модель на 2022 год и изучаем вопрос о еще одном выходе на рынок корпоративного долга. Нам надо понять, на каком горизонте могут опять понадобиться денежные средства. Здесь ключевую роль будет играть потребность в фондировании, исходя из наших собственных бизнес-планов.

Я думаю, что на фоне узнаваемости компании и хорошей инвестиционной истории мы сможем разместить облигации еще на 500-700 млн руб. Однако окончательное решение будет зависеть от планов на 2022 год.

Как вы оцениваете развитие российского рынка облигаций и перспективы бондов как инструмента привлечения средств в сравнении с банковскими кредитами для бизнеса?

Я не думаю, что в ближайшие год-два облигации станут основным источником фондирования в целом для микрофинансового рынка. Для «МигКредит» такой сценарий действительно возможен. Мы хотим нарастить этот источник привлечения средств до 40-45% от всего объема фондирования.

Но для многих МФО выход на рынок корпоративного долга остается фактически закрытым. Это дорогой инструмент с точки зрения организации процесса. Разместить облигации на сумму 10-50 млн руб. невыгодно, а размещать выпуск, скажем, на 300-500 млн руб. (что является более понятным тикетом для рынка) проблематично для кредитора, так как невозможно быстро утилизировать полученные средства. Но при этом облигации не подтверждены риску bank run, что важно для кредитора.

Таким образом, важен баланс. У крупной компании должны быть разные инструменты привлечения средств, целая линейка возможностей – от займов физиков до банковского финансирования и корпоративных облигаций. У всех этих способов привлечения денег есть разные преимущества и риски. Например, частные инвесторы по договорам займа, бывают подвержены панике, и МФО ничем не защищены от угрозы массового досрочного расторжения договоров.

У облигаций другая проблема – утилизация полученных средств: мы сразу одним пакетом получаем все деньги и должны сразу начинать платить по ним проценты.

Банки тоже могут досрочно истребовать кредит, структура сделки с ними носит более сложный характер — нужны залоги, поручительства, требования по поддержанию ковинант. Вообще банки не умеют и не очень хотят работать с МФО, потому что рынок небольшой, под него надо формировать отдельную политику кредитования, нет жестких залогов, что требует умения секьюритизировать портфель займов.

Но даже если компания попадает в кризисную ситуацию из-за «черных лебедей», маловероятно, что все эти источники фондирования будут себя вести одинаково. Поэтому важно иметь в арсенале разные финансовые инструменты.

Отраслевой потолок снижает рейтинги


Как вы оцениваете последствия введения закона об ограничениях для неквалифицированных инвесторов для рынка?

Закон, согласно которому МФК не имеет права принимать деньги физлиц и ИП, кроме как при наличии у нее кредитного рейтинга не ниже уровня, установленного советом директоров Банка России, был принят летом 2020 года. Мне понятно желание законодателей оградить людей от лишних рисков, но и здесь проявилась непоследовательность. Регулятор только недавно установил, каким должен быть рейтинг эмитентов высокодоходных облигаций, в том числе МФО.

Мы долгое время находились в подвешенном состоянии. Мне представляется, что финансовый рынок надо готовить к серьезным изменениям постепенно и плавно. И не создавать лишнюю нервозность и напряжение.

Я думаю, что регулятору имело бы смысл не просто вводить ограничения по уровню рейтинга, а сделать градацию, которая бы учла и другие параметры, например, уровень капитала. Или обозначить в качестве требования к эмитенту наличие нескольких рейтингов, но более реалистичных, чем установлены сейчас. Напомню, что "неквалы" смогут до октября покупать корпоративные и ипотечные бонды с рейтингом не ниже "ВВB+".

Поэтому я призываю к большей гибкости и вариативности, чтобы у компаний была возможность пойти по разным дорогам и управлять этим процессом, а не упираться в шлагбаум.

Если взять МФО, то рейтинговые агентства уже изначально устанавливают риски на всю микрофинансовую отрасль. И компании невозможно получить высокий рейтинг просто по показателям своего бизнеса – отраслевой рейтинг сразу задаст потолок.

Хотя «МигКредит» по большому счету вообще не является участником микрофинансовой отрасли. Мы обслуживаем определенный сегмент клиентов, и понимаем, что это удобнее делать с таким типом лицензии, как МФО. Например, среди наших клиентов есть банковские с рейтингом ААА, есть МСБ – то есть это уже территория банков.

Ваша компания недавно первой на рынке МФО получила рейтинг от второго аккредитованного рейтингового агентства – «Эксперт РА». С какой целью это было сделано и как это поможет компании в дальнейшем развитии?

Рейтинговые оценки – это не просто взгляд в прошлое. Методики рейтингования у АКРА и «Эксперт РА» разные. Они смотрят на компанию под несколько разными углами зрения. Нам это позволяет понять, как качественно улучшить ситуацию, чтобы еще надежнее выглядеть в глазах партнеров.

Мы получаем объективную метрику, по которой можно работать. Когда есть только одна метрика, то может не хватить комплексности. Две метрики дают более объективную картину. Например, одно агентство делает нажим на организационные аспекты, а другое – на диверсификацию продуктовой линейки и источников фондирования.

В этом смысле разные взгляды рейтинговых агентств позволяют более комплексно и более качественно посмотреть на себя со стороны, увидеть свои сильные стороны и проанализировать слабые. А значит – открывается возможность развиваться и совершенствоваться по всем направлениям.