RusBonds
13.05.2021
Максим Анисимов: Мы выйдем на IPO, когда достигнем кредитного рейтинга «А»
«Ред Софт», поставщик ПО для госнужд, разработчик самого быстрого сервиса на портале госуслуг, удвоил выручку в прошлом году, готовится размещать на Московской бирже четвертый выпуск облигаций и видит себя в будущем публичной компанией. О том, как «Ред Софт» развивается в условиях импортозамещения, рассказал генеральный директор компании Максим Анисимов.

В 2020 году вы увеличили выручку до 578,7 млн руб. с 287,9 млн руб. в 2019 году. За счет чего удалось удвоить продажи?

Набирает обороты реализация нашей операционной системы «Ред ОС» – заказчики оценили ее преимущества. Приходят новые контракты по другим направлениям бизнеса, развиваются наши системы в части прикладных разработок. Мы владеем полным технологическим стеком, который позволяет нам закрывать широкий спектр потребностей госструктур. У нас три основных направления – операционные системы, система управления базами данных, платформа разработки ИС. Мы развиваем каждое направление независимо друг от друга. Увеличивается количество контрактов, соответственно растет и выручка.

Какую долю рынка отечественных операционных систем сегодня занимает «Ред ОС», где она внедрена, сколько у нее инсталляций?

Мы видим себя в тройке лидеров: «Ред ОС», Astra Linux и ALT Linux. Оценивать рынок в целом и, соответственно, свою долю мы не беремся, потому что не являемся экспертами в аналитике. Думаю, общую оценку сегодня не даст никто. Импортозамещение в области ПО находится на начальном этапе, и его объемы пока не настолько велики, чтобы можно было как-то оценивать этот рынок.

Если говорить о нашей системе, «Ред ОС» внедрена в более чем 50 регионах России. Это сотни тысяч установок. Наши клиенты – федеральные и муниципальные учреждения, госкорпорации. Из компаний это, например, РЖД, «Росатом». В конце прошлого года мы заключили трехлетний контракт с «Ростелекомом», который планирует перевести на «Ред ОС» всю серверную инфраструктуру. Мы широко внедряемся в медицину – на наших ОС и СУБД работают многие медицинские системы. Активно общаемся с банками. То есть стараемся закрывать в первую очередь критическую инфраструктуру.

Вы позиционируете себя как поставщик ПО для госнужд. А есть ли у вас заказчики за пределами госсектора?

«Ред Софт» специализируется именно на выполнении контрактов для государственных заказчиков. Это наш основной хлеб, ключевые планы на ближайшее время, и, соответственно, основная выручка. Конечно, мы рассматриваем диверсификацию бизнеса и в перспективе будем смотреть на свободный рынок, но на данный момент мы нацелены на реализацию программ импортозамещения в соответствии с указами президента, с нашей собственной стратегией, поэтому максимальное количество сил бросаем на госсектор.

С какими зарубежными производителями вы конкурируете?

Поскольку зарубежных производителей не допускают к госзакупкам в области программного обеспечения, мы конкурируем исключительно с отечественными компаниями, которые также реализуют проекты импортозамещения. Но мы боремся за то, чтобы заменить продукты Oracle и Microsoft.

В чем вы видите преимущества «Ред ОС» по сравнению с другими российскими операционками?

Мы считаем, что на сегодня у нас самая широкая технологическая совместимость. Основная проблема в импортозамещении операционных систем заключается в том, что отечественные ОС относятся к семейству Linux, а прикладные решения, программы, которыми люди привыкли пользоваться, годами писались под Microsoft Windows. Мы с самого начала уделяем много внимания вопросу совместимости продуктов, у нас с 2017 года существует практика запуска различных бизнес-приложений на «Ред ОС», включая использование этими приложениями отечественной криптографии без нарушения условий формуляра ФСТЭК России. Наш опыт уникален, остальные конкуренты до сих пор не могут запустить некоторые системы.

Кроме того, конфигурация «Ред ОС» позволяет упростить миграцию инфраструктуры с уже используемых западных решений, в частности Red Hat. Потому что семейство Linux – это не что-то новое, что только сейчас появилось. Им пользовались и ранее, особенно серверной частью, были различные западные enterprise-решения, которые хорошо у нас прижились. Но теперь взят курс на импортозамещение, все должно быть отечественное, и наша система позволяет сделать переход на российские программы менее болезненным.

Помимо этого, мы на уровне совета директоров озабочены вопросами удобства работы обычных пользователей. Чтобы абсолютно любой, даже наименее подготовленный специалист, работавший в среде Windows или Mac OS, не имел никаких сложностей в использовании и не испытывал стресса из-за перехода. Здесь у нас также открыто отдельное направление, которым мы очень плотно занимаемся, стараемся, чтобы конечным потребителям было максимально комфортно.

Как вы оцениваете темпы импортозамещения в области ПО, изменилось ли что-то с начала пандемии? Каков ваш прогноз роста объема рынка на ближайшие годы? От каких решений, принимаемых на государственном уровне, будет зависеть дальнейшее развитие?

Как я уже сказал, мы не можем говорить за весь рынок. Мы сами в период пандемии смогли нарастить темпы и увеличить выручку. И в части нашего бизнеса, нашего направления тоже видим ускорение темпов: новые задачи, которые ставит государство, новые системы, которые собираются вводить госструктуры. По нашим ожиданиям, рост продолжится. Думаю, при условии, что государство будет следить за выполнением уже утвержденной стратегии до 2030 года, при сохранении сегодняшних темпов, при должном контроле исполнения госорганами намеченных планов и критериев, переход на отечественный софт совершится вовремя и с должным качеством.

Расскажите о ваших разработках в области искусственного интеллекта. Как продаются уже существующие продукты? Над чем вы работаете сейчас?

Для нас это пока больше исследовательская деятельность, в процессе которой мы нарабатываем опыт и компетенции. Для технологической компании очень важно быть в режиме постоянного поиска чего-то нового, иначе она обречена на провал. И мы выбрали это направление, которое призвано помочь нам, например, в создании информационных систем с обработкой больших массивов данных. Но, конечно, это одновременно и путь диверсификации бизнеса.

В 2017 году, когда было очень популярно направление машинного зрения, мы создали первый продукт – ГЕМБАФЕЙС. Данный компонент используется в комплексе программ биометрической обработки графической и видеоинформации для распознавания лиц. Но мы продолжаем поиски и двигаемся дальше. Сначала накопили опыт в сфере распознавания и работы с изображениями, продвинулись в распознавании текста в сложных конфигурациях. Потом создали продукт, который может быть полезен в кадастровой деятельности.

Он позволяет ускорить процесс государственной кадастровой оценки недвижимости, помогая классифицировать объект исходя из данных Россреестра без использования информации из иных источников. Мы уже его зарегистрировали под названием «Система интеллектуальных помощников «КАДАСТР»» и начали предлагать кадастровым службам. Но процесс бюджетирования довольно долгий, никто не достает сразу деньги из кармана, поэтому о первых результатах можно будет говорить через год-два.

Насколько дорого обходятся такие разработки?

Дорого. Это творческий процесс, и он требует привлечения не просто хороших специалистов, которые будут выполнять уже поставленные задачи и которых можно проконтролировать «от» и «до», а людей с нестандартным мышлением. Их нужно заинтересовать, замотивировать, поставить перед ними какую-то амбициозную цель. Для чего, в свою очередь, требуется еще и нестандартное управленческое мышление. В том числе поэтому мы в 2019 году зашли в «Сколково». Для нас это не только организационная помощь и снижение налоговой нагрузки, но и появление серьезного партнера для совместных разработок.

Расскажите о своей команде. Где вы находите кадры для исследовательских работ?

Сейчас в компании работает более трехсот человек, за каждое направление отвечает своя команда. Сотрудники распределены по разным офисам. Основные – это Москва, Дубна, Тверь, Муром. Костяк нашей команды существует еще с 1996 года, так что средний возраст основного состава – около 40 лет. Это высококвалифицированные IT-специалисты. У нас есть доктора и кандидаты наук, преподаватели университетов. Как и предполагает принцип импортозамещения, все наши сотрудники находятся в России. Текучка кадров у нас минимальная. Стаж работы в компании всех ключевых сотрудников превышает 7-10 лет, потому что все понимают, что качественные продукты за пять минут не сделать. Только на большой дистанции можно создать действительно полноценное самодостаточное решение.

Конечно, как и все IT-компании, мы ощущаем кадровый дефицит, и с каждым годом он растет. Наша стратегия в поиске новых кадров – выращивание. Мы много работаем с вузами, тем более что наши же сотрудники преподают в некоторых из них. То есть стараемся обучать студентов, прививать нашу культуру разработки, развития. И некоторые начинают у нас работать еще в процессе учебы, а потом приходят к нам и полноценно включаются в процесс. Мы видим смысл только в таком подходе, переманивать кадры – это не панацея.

Для полномасштабного перехода на отечественные операционные системы нужны подготовленные пользователи. Расскажите о том, что вы делаете в этом направлении.

Действительно, любому инструменту нужно обучать. Здесь как в машине – пока вам не объяснят, как рулить и нажимать педали, вы никуда не поедете. Это понимают все, кто производит программное обеспечение, и у всех есть свои образовательные программы. Это часть комплексной работы по переводу нашей страны на отечественный софт, совместными усилиями мы создаем инфраструктуру, которая работает на задачу импортозамещения.

На данный момент «Ред Софт» сотрудничает с более чем 20 образовательными учреждениями. У нас два образовательных направления. Во-первых, мы обучаем уже работающих пользователей – сотрудников тех ведомств, в которых устанавливаются операционные системы. Этим занимаются авторизованные учебные центры.

Во-вторых, готовим новое поколение пользователей на базе вузов. Мы хотим, чтобы для будущих выпускников наши продукты были естественной цифровой средой, такой же привычной, как Windows или MacOS. Чтобы они могли сразу работать на наших системах. Для этого мы внедряемся в учебный процесс вузов: передаем наши продукты «Ред ОС» и «Ред База Данных», предоставляем обучающие материалы, участвуем в разработке образовательных программ, проводим совместные научно-исследовательские проекты, предлагаем студентам практику и стажировки.

Недавно Минцифры признало разработанный вами сервис ФСПП по поиску исполнительных производств в отношении должников самым быстрым на портале «Госуслуги». Повлияло ли это на внимание к вашим продуктам со стороны потенциальных потребителей?

Да, повлияло, потому что это действительно высокая оценка. Это признание наших достижений, показатель зрелости нашего технологического стека и квалификации специалистов. И другие государственные заказчики это тоже увидели. У каждого ведомства есть свои задачи по информатизации, и их сотрудники находятся в постоянном поиске оптимальных решений и технологий. Мы регулярно встречаемся c IT-специалистами из госсектора, и после этого сообщения Минцифры стало больше запросов о встречах – так что можно сказать, что рынок обратил на нас внимание.

В 2019 году у «Ред Софт» изменился состав владельцев. Расскажите, пожалуйста, о нынешних собственниках. Каков их опыт в IT, насколько активное участие они принимают в работе компании?

Фактической смены собственников не было, произошел переход к более прозрачной структуре владения. Это было связано как с требованиями импортозамещения, по которым компания должна быть полностью российской (и мы открыли своих бенефициаров), так и с нашим выходом на биржу в 2018 году. До первого облигационного займа мы не так много знали о публичной жизни, но, став эмитентом ценных бумаг, взяли курс на открытость, чтобы показать, что у нас долгосрочные планы на десятилетия вперед.

Часть собственников были родоначальниками компании, их опыт в IT исчисляется десятками лет. Они основали «Ред Софт», уже имея богатый опыт в серьезных IT-компаниях, которые занимались разработкой сложных информационных систем. Это балансируется компетенциями остальных владельцев в менеджменте и экономике. Все собственники активно участвуют в управлении компанией, принимая стратегические решения и на общем собрании участников, и в совете директоров.

В вашей отчетности упоминается, что компания за время своего существования не прибегала к банковскому кредитованию. С чем это связано?

Это связано с тем, что мы IT-компания. А все имущество любой IT-компании, если мы не говорим о больших корпорациях, – это мозги и компьютеры, которые не подходят банкам в качестве залога. Конечно, мы пытались работать с финансовыми институтами, но ни один не смог удовлетворить наши запросы. Они бы, может, и хотели предоставить нам кредиты, но есть нормативы Центробанка, по которым банки должны делать резервирование средств на случай невыплаты, и такой кредит получается невыгодным для обеих сторон.

Поэтому мы обратились к рынку, что в итоге дало больший позитивный эффект, чем кредитование в банке. Потому что на рынке о нас узнали и в нас поверили – а это для многих заказчиков является показателем уровня стабильности и развитости компании. И мы подтвердили, что действительно можем работать и приносить деньги. Мы взяли 300 млн руб., из них 100 млн уже закрыли, сейчас закрываем еще 100 млн – 13 мая у нас погашение двухлетнего займа 2019 года. Мы показали оборот, показали увеличение выручки. Рынок не ошибся в нас, и мы, самое главное, не ошиблись в рынке.

От выпусков облигаций в 2018, 2019 и 2020 годах вы привлекли 300 млн руб. На что были потрачены эти деньги? Планируете ли вы новые займы?

Да, планируем, причем в ближайшее время. Уже в 20-х числах мая мы разместим новый облигационный заем на 100 млн руб. Это будут трехлетние облигации с купонной ставкой от 10,5% до 11,5%. Более точно определимся ближе к дате размещения. Таким образом, объем заемных средств на нашем балансе вновь окажется на уровне 200 млн руб. Вообще мы для себя установили соотношение собственных и заемных средств 60 к 40, то есть максимальный предел заемных средств по отношению к собственным – это 40%. И эти 200 млн даже не достигают установленного максимума, поэтому для нас это комфортная цифра.

Госконтракты устроены таким образом, что основные платежи по ним поступают в конце года, а в течение года нужны оборотные средства на зарплату, маркетинг, привлечение специалистов, финансирование исследований и т.д. Именно на эти цели идут деньги, которые мы привлекаем.

Ранее в прессе звучали заявления собственников компании о планах по выходу на IPO. Актуальны ли еще эти планы?

Да, мы видим выход на IPO как один из этапов развития компании. Мы выполняем задачи государственной важности, обеспечиваем IT-независимость страны от других государств, и публичность компании, возможность для каждого гражданина стать частью «Ред Софт» – это хорошая цель. Но мы осознаем, что выход на IPO уместен, когда компания будет всесторонне сформирована и развита – технологически, управленчески.

У нас сейчас активно идут процессы трансформации, в конце прошлого года АКРА присвоило нам кредитный рейтинг BB(RU) с прогнозом «Стабильный». Рейтинг позволил нам провести детальный самоанализ, вместе со специалистами рейтингового агентства мы выявили, что можно улучшить. Мы надеемся со временем повысить эту оценку, и когда придем к рейтингу «А», уже будем думать об IPO. Полагаю, что это будет в течение ближайших нескольких лет.

    

Справка: ООО «Ред Софт» – частная IT-компания, основанная в 2006 году. Резидент инновационного центра «Сколково» с 2019 года. Специализируется на создании программного обеспечения на основе собственного технологического стека для государственных нужд. Ключевые продукты – операционная система «РЕД ОС» и система управления базами данных «Ред База Данных». Компания также создала более 30 государственных информационных систем. Крупнейший заказчик – Федеральная служба судебных приставов.

Выручка «Ред Софт» по итогам 2020 года составила 578,7 млн руб., это в два раза больше, чем годом ранее – 287,9 млн руб. В обращении на Московской бирже находится трехлетний выпуск облигаций «Ред Софт» номинальной стоимостью 100 млн руб. с купонной ставкой 12,5% годовых. Он будет погашен 15 июня 2023 года. Ранее компания погасила два выпуска облигаций по 100 млн руб. каждый. Первый выпуск со ставкой 14% находился в обращении с 14 мая 2018 года по 11 мая 2020 года, второй выпуск со ставкой 13,5% был размещен 16 мая 2019 года и погашен 13 мая текущего года.

Собственниками компании являются 6 человек, самые крупные доли принадлежат Сергею Зотову (25,5%), Анатолию Митрошину (25,5%) и Вячеславу Комлеву (23,96%).