Поговорим о будущем Интернета (часть 2)

Блокчейн играет значительную роль в концепции будущего Интернета, в частности в приложениях для децентрализованных финансов (DeFi). DeFi использует прозрачность и программируемость блокчейна для предоставления финансовых услуг, таких как кредитование, заимствования, торговля и управление активами, не полагаясь на традиционных посредников. Смарт-контракты позволяют автоматизировать финансовые соглашения, а блокчейн обеспечивает безопасность и неизменность транзакций.

Одним из актуальных применений децентрализованных

финансов может служить система межнациональных платежей без использования мировых валют. Основная проблема межнациональных расчетов заключается в том, что, хотя каждая из стран стремится свести в ноль свой торговый баланс со всеми странами, как правило, между двумя странами нет паритета в торговле, всегда одна страна больше закупает, другая – больше продает. Именно для решения этой проблемы и используются так называемые международные валюты, которые позволяют перераспределить дисбалансы между двумя странами. DeFi могут решить эту проблему. 

Организациям торгующих стран (если их валюты отличны от доллара) нужны только их внутренние валюты, сам по себе доллар им не нужен. Можно для торговли между странами выпустить специальную валюту, которая будет выполнять роль взаиморасчетов. Но для того, чтобы ей доверяли, она должна быть чем-либо обеспечена (участники должны быть уверены, что она не обесценится). Доллару доверяют, поскольку он де-факто обеспечен активами крупных компаний США, для которых доллар является инструментом внутренних расчетов. Можно в качестве обеспечения выбрать ликвидный товар (например, золото), но тогда придется хранить объем этого товара просто для обеспечения – история показала, что это неэффективно. Есть предложение некоторых российских экономистов выпустить специальную валюту под стратегические активы России. Но в силу слабой ликвидности активов такая валюта вряд ли будет пользоваться доверием, особенно у иностранных партнеров.

Есть современная альтернатива валютам, необходимым для взаиморасчетов. Это цифровые токены (обязательства со стороны покупателя товара их погасить), которые выпускаются под каждую куплю-продажу. Токены выполняют ту же функцию расчета, что и международная валюта, но они обеспечены каждой конкретной сделкой. Более того, такие токены как раз и выполняют основное предназначение денег – обмен товарами. Единственным минусом такой системы по сравнению с обычной валютой является огромное количество «денег» (токенов), которые отличаются между собой по дате, номиналу, условиям погашения и т.п. Еще лет 10-15 назад создание такой системы было бы утопией или потребовало бы огромных ресурсов для учета. Но сегодня на основе распределенного реестра (смарт-контрактов) можно сделать такую автоматизированную систему, которая будет отслеживать выпуск всех токенов, их погашение, условия займа и т.п.

Ниже показан пример схемы для организации торговли между Россией, Венесуэлой и Китаем (две страны находятся под санкциями и не могут использовать международную валюту для торгового обмена). Предположим, что торговля между Венесуэлой и Россией, и Венесуэлой и Китаем сбалансирована для Венесуэлы. Венесуэла покупает пшеницу у России на 200 млн у.е. в год, но продает России кофе только на 20 млн: дефицит равен 180 млн у.е. Зато с Китаем наоборот – Венесуэла продает Китаю нефть на 400 млн у.е, а покупает электронику на 220 млн: профицит – 180 млн у.е. И пусть сначала токены используются только между российскими и венесуэльскими субъектами экономики.

Схема расчетов между странами

Для покрытия дефицита российско-венесуэльский банк, поддерживающий торговлю двух стран, находящихся под санкциями (возможно через посреднический венесуэльский банк, если он не может работать с боливарами), должен купить (за боливары, которые ему дал покупатель пшеницы) у продавцов нефти юани на 180 млн у.е. и обменять их на рубли, погасив токены продавцов пшеницы. Еще 20 млн у.е. будут погашены за счет покупателей кофе. Таким образом, большую часть дефицита придется погашать на валютной бирже, но без использования доллара. Если же в систему включен китайский банк, который помогает осуществлять торговлю с Венесуэлой, то токены автоматически будут гаситься, и обмен юаней на рубли не понадобится.

Конечно, такого точного баланса, причем небольшим числом видов товаров, добиться сложно. Но чем больше будет участников, стран и сделок, тем меньше (по отношению к товарообороту) будет несбалансированная часть. Смысл токенов заключается как раз в том, чтобы автоматически обрабатывать десятки и сотни тысяч торговых сделок, что невозможно сделать без соответствующей ИТ-системы. При этом токены привязаны к конкретным сделкам, которые и являются для них обеспечением. Обеспеченные токены не нарушают российское законодательство и не являются криптовалютой.

Такая система фактически возвращает нас к натуральному обмену, только с использованием информационных технологий (ИТ). В советское время нельзя было покупать и продавать квартиры, и риелторы выстраивали длинные цепочки купли и продажи квартир (иногда больше десяти, а порой и с участием каких-либо дополнительных товаров, например автомобилей), где деньги участвовали в очень ограниченном объеме. Если бы тогда были современные ИТ-инструменты, риелторы смогли бы такие цепочки делать сколь угодно длинными. Именно такая система и реализуется с использованием «торговых токенов», описанных выше. При этом выпуск таких токенов не противоречит российскому законодательству о цифровых валютах, поскольку они обеспечены товарами.

Внедрение такого рода систем взаиморасчетов позволит не только полностью отказаться от резервных валют, что сделает мировую финансовую систему более распределенной и справедливой, но и революционно изменить всю экономику. «Торговые токены» могут использоваться не только для международных расчетов, но и внутри государства

для расчетов между гражданами и организациями. Ведь никому не нужны рубли сами по себе, нужны товары или услуги, которые за рубли покупаются. Проблема лишь в том, что мы не тратим деньги сразу, а расходуем их постепенно, либо вообще откладываем надолго для дорогостоящих покупок. Иногда наоборот – нужно что-то купить, на что мы еще не заработали, и мы берем кредит, платя за него немалый процент. Товарные токены смогли бы компенсировать затраты в долг с накоплениями, сведя проценты за использование кредитов к минимуму, только за пользование информационной системой, и предоставляя возможность накапливать средства, не опасаясь инфляции.

Сегодня большинство стран экспериментирует с цифровыми национальными валютами. На олимпиаде 2022 года в Пекине были выпущены в оборот цифровые юани, которые до этого уже прошли апробацию в некоторых провинциях. Начата пилотная эксплуатация системы с цифровым рублем. Поскольку все цифровые валюты используют информационные системы, распределенные или централизованные, привязать их к конкретным сделкам, если они тоже оформляются электронно, не представляет больших трудностей. Уже сегодня Федеральная налоговая служба РФ за счет сбора информации с кассовых терминалов и систем прослеживаемости товаров собирает полную информацию в режиме онлайн обо всех продажах. Цифровой рубль позволит добавить к этой информации сведения о депозитах и кредитах. 

Проблема любого Центрального банка, в задачу которого входит поддержание стабильного курса национальной валюты и одновременно стимулирование предпринимательства, в том, что информация о рынке приблизительна и не всегда актуальна. Поэтому чаще всего Центральные банки экспериментируют с экономикой, понижая или повышая процент кредитования экономики, провоцируя этим волатильность. По мере того как все торговые операции станут абсолютно прозрачными, а цифровые валюты будут привязаны к сделкам, экономика сможет сама себя регулировать, что приведет к стабилизации курса и оптимальным для бизнеса условиям кредитования. Биржевые игры останутся лишь прерогативой инвесторов, которые ради сверхприбылей готовы рисковать и финансировать инновации, а услуги резервных валют и вовсе перестанут быть нужны. В новом Web3 мире не будет избранных стран, контролирующих финансовую систему мира, а деньгам вернется их изначальная природа – поддержка обмена товарами и услугами, но уже в цифровом формате.

Борис Славин, профессор департамента бизнес-информатики Финансового университета при Правительстве РФ