Поговорим о будущем Интернета (часть 1)

По данным портала Statista.com, число пользователей сети Интернет к концу 2023 года составило 5,3 млрд человек, из которых 4,95 млрд пользуются социальными сетями и информационными сайтами. Можно говорить, что Интернет стал основным источником информации и основным инструментом коммуникаций человечества. Неудивительно, что и все проблемы социальных коммуникаций (недоверие, фейки, мошенничество, буллинг и т.п.), которые тысячелетиями сопровождают человеческую историю, получили свое новое технологическое развитие в сети Интернет. В силу того, что Интернет-коммуникации позволяют быстро доносить информацию и не имеют границ, социальные проблемы еще больше усилились.

Мошенники обманывают своих жертв, находясь в других юрисдикциях, что позволяет им избежать правосудия. В создании новостных фейков используются современные технологии видеообработки, делая обман более правдоподобным. Бизнес использует технологии анализа данных из сети Интернет, чтобы манипулировать сознанием людей для продвижения своей продукции. Благая, на первый взгляд, возможность для пользователей сети реагировать на информационные вбросы лайками и комментариями приводит к формированию огромного информационного шума, за которым не слышны голоса экспертов – информация развивается по стадным законам, формируя информационные завалы и ловушки.

Все это привело к росту числа мнений о том, что сеть Интернет должна быть реформирована таким образом, чтобы ее уникальные возможности по скорости коммуникаций и трансграничности соответствовали такому же уровню доверия. Частично задачи ограничения определенных действий в сети Интернет, связанные с защитой персональных данных, уже предпринимаются на национальных уровнях. В Евросоюзе был принят закон General Data Protection Regulation (GDPR), согласно которому организации должны спрашивать разрешение у пользователей прежде, чем использовать их данные. Аналогичный закон (152-ФЗ) был принят и в России, а к операторам данным в Интернете было предъявлено требование хранить информацию только на территории Российской Федерации.

Однако усилия, принимаемые на национальных уровнях, не решают задач, связанных с трансграничностью сетевых коммуникаций. Кроме того, такие усилия не затрагивают архитектуру самого Интернета, поскольку он развивается на наднациональном уровне. Именно поэтому в последнее время стали говорить о новых технологиях, которые могли бы сделать Интернет более доверительной средой, как для социальных, так и для деловых коммуникаций. Концепция такого обновления сети Интернет, хотя еще и не сложилась полностью, но уже получила отдельное название Web3. По мнению Мэтью Тайсона, Web3 – это укороченная версия более широкого подхода Web 3.0.

Web3, сокращение от Web 3.0, относится к следующему поколению Интернета, которое призвано революционизировать способы взаимодействия людей, обмена информацией и участия в онлайн-мероприятиях. Эта технология представляет собой видение децентрализованной и ориентированной на пользователя сети, расширяющей возможности отдельных лиц и снижающей зависимость от посредников. Web3 основывается на технологии Web 2.0, которая включает в себя такие популярные платформы, как социальные сети, электронная коммерция и онлайн-сервисы (до появление социальных сетей Интернет не был интерактивным, поэтому его называют первой версией – Web 1.0). Web3 имеет несколько фундаментальных характеристик по сравнению с предыдущими версиями Интернета. Опишем их и дадим им оценку.

Децентрализация. Web3 делает акцент на децентрализации за счет использования технологии блокчейн и распределенных сетей. Она направлена на устранение центральных органов власти и посредников, обеспечение возможности однорангового взаимодействия и повышение прозрачности и доверия. Надо сказать, что децентрализованная архитектура была изначальная заложена в работу сети Интернет, но это не касалось системы ее управления, центр которой находится в США. Предполагается, что новая архитектура должна реально сделать и управление сетью Интернет распределенным так, как это произошло с биткоином. Однако возможность реализации такой архитектуры представляется мало реализуемой, поскольку потребует разработки таких правил игры, которые потом не должны будут меняться.

Криптовалюты и токены. Web3 использует криптовалюты и токены для обеспечения экономических транзакций в рамках децентрализованных приложений (dApps) и экосистем. Эти цифровые активы, часто основанные на блокчейн-платформах, таких как Ethereum, облегчают программируемый и безопасный обмен ценностями. Криптовалюты (в частности, биткоин) стали первым реально-распределенным и используемым большим числом людей проектом. Многие исследователи считают рынок криптовалют «мыльным пузырем», поскольку большинство криптовалют не имеют обеспечения. Однако ценность денег (и бумажных, и цифровых) не в их обеспечении, а в удовлетворении ими потребности в обмене товарами и услугами. Именно поэтому в истории были случаи, когда заведомо необеспеченные денежные знаки все-равно использовались населением с целью обеспечения торговли. В этом смысле, если понимать под токенами и криптовалютой систему учета деятельности, это может реально сыграть важную роль в создании нового Интернета.

Смарт-контракты. Web3 использует смарт-контракты, которые представляют собой самоисполняющиеся контракты с предопределенными правилами и условиями, закодированными в блокчейне. Смарт-контракты автоматизируют соглашения и обеспечивают доверительное взаимодействие без посредников. Оцифровка деловых коммуникаций помимо не только упрощает систему ввода и доступа к информации, но и позволяет в более полной мере использовать инструменты автоматизации. Сегодня большинство компаний внедрили электронный документооборот, но лишь у небольшого числа из них документооборот – цифровой, когда электронный документ не превращается на финальном этапе в бумажный, а полностью остается в цифровом виде. Однако реализация полностью цифрового документооборота и коммуникаций на основе смарт-контрактов потребует создания масштабной сети удостоверяющих центров. По всей видимости, удостоверяющие центры должны стать функциональной основой.

Контроль пользователей над своими данными. Это, пожалуй, самая важная составляющая концепции Web3. В новой архитектуре Интернета особое внимание будет уделено контролю доступа к персональным и идентификационными данным, к цифровым активам. Пользователи смогут управлять своей информацией и выборочно делиться ею, сохраняя конфиденциальность и безопасность. Проблема доступа к цифровой информации не связана напрямую с самим доступом, а с тем как персональную информацию и кто использует. Электронная медицинская карта человека содержит такую информацию, благодаря которой врач может оказать человеку более эффективную помощь. Но эта же информация может быть использована бизнесом для продвижения своих товаров или мошенниками для преступлений. Человек должен иметь возможность давать или запрещать доступ к своей информации по своему усмотрению, и главное – он должен знать обо всех действиях, как со стороны людей, так и программ, которые производятся с использованием его информации.

Web3 обладает потенциалом для трансформации различных отраслей, включая финансы, управление цепочками поставок, игры, социальные сети и государственное управление. Это открывает возможности для создания децентрализованных приложений, платформ децентрализованного финансирования (DeFi), рынков взаимонезаменяемых токенов (NFT) и многого другого. Важно отметить, что Web3 все еще является развивающейся концепцией, и ее точное определение и реализация могут варьироваться в зависимости от различных проектов и сообществ в рамках децентрализованной веб-экосистемы.

Описанные выше характеристики связаны между собой. Децентрализация управления сетью Интернет требует технологию распределенного реестра. Традиционная инфраструктура Интернета опирается на централизованные серверы для хранения данных и управления ими. Децентрализованные решения для хранения данных на основе блокчейна, такие как IPFS (названная громко «межпланетной» файловая система – InterPlanetary File System) и Filecoin, позволяют хранить данные в сети узлов. Эта модель распределенного хранения повышает устойчивость, снижает риск потери данных или цензуры и способствует владению данными.

С другой стороны, блокчейн может обеспечить безопасную и защищенную от несанкционированного доступа инфраструктуру для управления цифровыми идентификационными данными, что позволит пользователям контролировать свои персональные данные и управлять своими идентификационными данными на различных платформах, не полагаясь на централизованные системы. Решения для идентификации на основе блокчейна обеспечивают повышенную конфиденциальность, безопасность и интероперабельность. Блокчейн-платформы, такие как Ethereum, позволяют создавать не только смарт-контракты, но и любые децентрализованные приложения (dApps), которые работают в блокчейн-сетях. dApps могут облегчать различные функции, включая финансовые транзакции, управление цепочками поставок, системы голосования и многое другое, повышая прозрачность, безопасность и доверие.

Борис Славин, профессор департамента бизнес-информатики Финансового университета при Правительстве РФ