AngryBonds
09.10.2021
Как получить крауд-заем для бизнеса
Краудлендинг – это быстрый, гибкий и технологичный, но относительно дорогой способ пополнения оборотных средств для небольших и средних компаний. Для финансирования долгосрочных инвестиций крауд-займы пока неприменимы из-за коротких сроков и высоких процентных ставок – они могут составлять от 17% до 30% годовых. В отличие от банковского кредитования, одобрение краудлендинговой площадки не гарантирует получение займа – инвесторы принимают решение самостоятельно. А в случае просрочки платежа происходит автоматический переход прав требований по договору займа от инвестора к платформе, что ускоряет процесс взыскания. Но для получения краткосрочных займов малыми компаниями с отсутствием кредитной истории краудлендинг – неплохое решение.   

Крауд-займы отличаются короткими сроками (4–6 месяцев, реже – до года), относительно высокими процентными ставками (20-35% годовых) и небольшими объемами (1-5 млн руб.). На таких условиях можно покрывать временную потребность в оборотных средствах небольшого предприятия либо делать более разнообразной структуру финансирования более крупных компаний. «Если предприятие ранее не пользовалось кредитами или финансирование нужно оперативно в сезон или в отчетный период, краудлендинг – оптимальное решение как для малого, так и для среднего бизнеса», – полагает Алексей Примаченко, управляющий партнер «Глобал Факторинг Нетворк». Его компания использует краудлендинг в дополнение к коммерческим облигациям. «Это гениальное решение для сезонного бизнеса», – подтверждает Ольга Баринова, владелица торговой компании «Roseville».

За краудлендинговыми займами часто обращаются небольшие поставщики, выигравшие право поставок по госконтрактам, часть площадок даже специализируется на такой категории заемщиков. Но в последнее время площадки и кредиторы стали более осторожно смотреть на них в связи с ростом дефолтов. По мнению Тимура Ксёнза, руководителя платформы MoneyFriends, часть поставщиков по госконтрактам не до конца оценивает свои риски, что приводит к срыву поставок, неполучению выручки и дефолту по займам.

Платформы не любят финансировать стартапы с короткой историей деятельности (менее 6–12 месяцев). Немного шансов на получение займа имеют бизнесы с выручкой менее 20 млн руб. год. Исключения могут делаться для молодых небольших компаний, аффилированных с более крупными структурами, в таком случае необходимо поручительство материнской компании.

Краудлендинг пока не подходит для финансирования инвестиций в оборудование, недвижимость и другие активы со сроками окупаемости в несколько лет, для этих целей лучше обращаться в банки и лизинговые компании. Но интерес к более долгосрочному кредитованию есть и у платформ, и у инвесторов. Тимур Ксёнз считает, что к 2023 году суммарные инвестиции в крауд-платформы вырастут в 5 раз до 10 млрд руб., а заемщикам станут доступны займы на срок до 1,5-2 лет.

Также претендент должен иметь определенный уровень технологической грамотности, поскольку основная часть его общения с платформой будет протекать онлайн и с использованием автоматизированных сервисов. Как минимум нужно иметь электронно-цифровые подписи и знать, как выгружать информацию из банка.

Кто и как отбирает заемщиков

После онлайн-регистрации на инвестиционной площадке претендент заполняет короткую анкету с информацией о себе и учредителях, загружает банковские выписки. В дальнейшем платформа может запросить дополнительные данные, например для займов на исполнение госконтракта у претендента могут запросить информацию о его опыте в таких сделках. К финансовой отчетности небольших компаний платформы часто относятся скептически, не доверяя ее качеству.

Анализ потенциального заемщика обычно занимает от нескольких дней до недели, что выгодно выделяет инвестиционные платформы по сравнению с банками. Обработку информации сначала осуществляет автоматическая скоринговая система (каждая платформа обычно разрабатывает и использует собственные алгоритмы), а затем подключаются специалисты. Рассматриваются величина и регулярность выручки претендента, клиентская база, размер капитала, полнота и частота уплаты налогов, заработной и арендной платы, текущая кредитная нагрузка и прошлая кредитная история (по данным БКИ) и еще масса разных параметров – часто более сотни. Особое внимание обращают на наличие исков к претенденту: если их размер значителен (например, больше его капитала), то в займе, скорее всего, откажут. Однозначный стоп-фактор – если в отношении предприятия подано заявление или начата процедура банкротства.

По оценке Юрия Попова, руководителя и совладельца платформы «Поток», автоматизированные скоринговые процедуры отсеивают до 70% претендентов. Еще около 20–25% отклоняется аналитиками и кредитным комитетом платформы. В итоге на платформу выходят 5–10% претендентов.

Площадки отрицательно относятся к заемщикам, пытающимся привлекать средства сразу на нескольких платформах, и дело здесь не только в ревности к конкурентам, но и в банальной осторожности: есть риск, что недобросовестный заемщик привлечет одновременно несколько займов под один и тот же пакет документов. Выявлять такие случаи сложно, так как площадки не обмениваются информацией о своих клиентах и заявителях.

Краудлендинговые структуры, и особенно крупнейшие платформы, выдали уже тысячи займов и накопили большой объем данных, но полная автоматизация оценки заемщиков и принятие решения исключительно искусственным интеллектом остается делом неблизкого будущего. А пока решение о допуске претендента на площадку и условиях займа принимают кредитный комитет платформы и ее руководитель. Тимур Ксёнз называет следующие диапазоны процентных ставок для заемщиков платформы MoneyFriends в зависимости от их годовой выручки: выручка до 100 млн руб.– 23-27% годовых, 100-300 млн руб. – 20-25%, свыше 300 млн руб. – 18-22%. Кроме того, все заемщики платят комиссию 3% вне зависимости от суммы и срока займа. На этом этапе крупные заемщики могут поторговаться на счет размера процентной ставки, но мелкие компании или впервые привлекающие кредит обычно лишены такой возможности.

Положительное решение кредитного комитета и договоренность об условиях еще не гарантируют привлечение займа. Далеко не все инвесторы доверяют кредитному анализу платформ, поэтому отбирают себе заемщиков самостоятельно, основываясь на своих знаниях, опыте и интуиции. Вот как описывает этот процесс Игорь Асташкевич, один из таких инвесторов: «Я не компьютерная программа, и у меня нет четкого набора параметров, которые можно оценивать в логике «да/нет». При анализе заемщика я просто ищу положительные и негативные факторы, придаю каждому свой вес (у разных заемщиков вес одного параметра может быть разным), оцениваю их сочетание, складывается общая картина бизнеса заемщика, оцениваю риск этой модели на срок займа и принимаю решение о вложении и сумме инвестиций. Пожалуй, все же можно выделить стоп-фактор – недостаток значимой информации в описании проекта при отсутствии серьезных положительных факторов, это не позволяет создать модель бизнеса и как-либо оценить риски, соответственно, такой проект отклоняю. Привлекательные стороны заемщика просты и понятны: положительная кредитная история и платежная дисциплина, удовлетворительные показатели ликвидности, капитала, положительная, но умеренная, динамика всех параметров баланса, большой срок бизнеса при отсутствии судов по кредитным обязательствам и др.».

Плюсы краудлендинга: гибкость, быстрота, технологичность

Все опрошенные заемщики отмечают в краудлендинге высокую технологичность и быстроту принятия решений. «Здесь минимум бюрократии, не нужно заполнять и подписывать огромное количество документов, как это бывает при обращении в банк», – говорит Михаил Павлов, его IT-компания UnyBrands привлекла 20 млн руб. через крауд-платформы.

Алексей Примаченко из «Глобал Факторинг Нетворк» выделяет такое преимущество, как отсутствие концентрации на одном кредиторе, при котором устраняется зависимость заемщика от одного источника финансирования.

Еще одно выгодное качество краудлендинга – гибкость управления заемными средствами в зависимости от объемов деятельности. Ольга Баринова описывает это так: «Наша компания поставляет женскую одежду в сегменте low premium, коллекции различаются по цене. Средний срок продажи коллекции составляет 6 месяцев, и именно на такой срок мы и заимствуем деньги на платформе. Это очень удобно. Всего мы привлекли 15 млн руб. и планируем использовать этот механизм дальше».

Минусы краудлединга: дороговизна, неопределенность

Первая неприятная особенность крауд-займа – его дороговизна: обычно он на 3–5 процентных пункта дороже банковского кредитования. Процентная ставка может составлять от 17% до 30% годовых (возможны отклонения в обе стороны), дополнительно придется заплатить единовременную комиссию платформе в размере 2–4% от суммы займа.

Второй минус – отсутствие гарантии того, что заем будет собран в необходимые сроки. Платформа, в отличие от банка, не выдает собственные средства, а лишь сводит заемщиков и инвесторов. Ольга Баринова говорит: «Сбор денег может занять 2–3 недели от момента подачи заявки. И нет твердой уверенности в том, что заем будет получен: сегодня дали, а завтра могут и не дать».

Кроме того, ряд представителей компаний среднего бизнеса придерживается мнения, что заимствования на крауд-площадках могут навредить репутации предприятий среди банков и приобретателей облигаций.

Что будет, если не погасить заем в срок

Политика платформ в отношении должников различается, но, похоже, наиболее распространенной практикой становится автоматический переход прав требований по просроченным договорам займа от инвестора к платформе. По крайней мере такой практики придерживаются «Поток» и MoneyFriends, которые берут на себя всю работу по востребованию просроченных сумм.

Вот как описывает претензионную работу Юрий Попов: ««Поток» начинает работу с заемщиком с первых дней просрочки. Активно контактируем с первым лицом, выясняем причины просрочки и напоминаем о последствиях. Исходя из характера проблем у компании, строим дальнейшую стратегию. Если заемщик не возвращается в график платежей в течение четырех недель, то на 29-й день просрочки происходит досрочное истребование всей оставшейся суммы займа и автоматическая уступка прав требований всех инвесторов платформе («инкассо-цессия»). Это нужно для того, чтобы «Поток» как единственный кредитор мог оперативно подать иск к должнику. Мы запускаем судебный «конвейер», параллельно продолжаем работать с должником как сами, так и с привлечением специализированных коллекторских агентств».

Тимур Ксёнз говорит о похожем механизме работы с должниками: «На 30-й день после дефолта MoneyFriends совершает принудительный перевод долга на себя, ведя предсудебную работу. У нас есть собственная юридическая служба, которая занимается этими вопросами, инвестор не несет никаких расходов. Обычно от подачи заявления в суд до получения исполнительного листа проходит от четырех до восьми месяцев, в наиболее сложных случаях – до десяти месяцев. Получив исполнительный лист, мы действуем осторожно, ведь наша задача – не остановить бизнес должника, а получить с него требуемые суммы».

 

Автор выражает признательность Тимуру Ксёнзу (MoneyFriends), Юрию Попову («Поток»), Алексею Примаченко («Глобал Факторинг Нетворк»), Ольге Бариновой («Roseville»), Михаилу Павлову (UnyBrands) и Игорю Асташкевичу за содействие в подготовке статьи.

 

Николай Дадонов

Специально для RUSBONDS